|

Запад-Иран: камни за пазухой

На днях безрезультатно закончился очередной раунд переговоров между западными странами и новым режимом Ирана, пришедшим на смену Махмуду Ахмадинежаду, грозившему «стереть Америку с лица земли». Речь идет о ядерной программе, из-за которой США в 2006-2007 годах собирались даже бомбить города Ирана, уверяя мир, что он то ли уже имеет, то ли вот-вот получит собственную атомную бомбу. Переговоры о модификации иранской ядерной программы, как ее видят на Западе, в обмен на снятие всех санкций длятся уже больше года. Очередной их раунд намечен на 29 января сего года в Стамбуле.

Напомню: речь идет о санкционных резолюциях №№1737 и 1747 Совета Безопасности ООН от 2006-2007 годов, которые были затем ужесточены в 2008-м и 2010-м (документы №№1803 и 1929). Тогда США первыми ввели масштабные санкции, а в 2012 году дров в огонь иранской экономики добавили и страны ЕС, введя свое эмбарго на импорт иранской нефти.

После смены в Тегеране жесткого антиамериканского режима и прихода к власти в августе 2013 года нового президента Хасана Роухани лед, казалось, тронулся. Уже в ноябре того же года по результатам переговоров с МАГАТЭ была подписана так называемая «Дорожная карта», которая и должна обеспечить исключительно мирный характер ядерной программы Ирана, что стало бы залогом отмены многолетних санкций против него. Специалисты МАГАТЭ, получив доступ к секретной информации, проинспектировали ядерные объекты, включая реактор на тяжелой воде в Араке и урановую шахту в провинции Хормозган.

Однако, судя по заявлениям официальных лиц из Тегерана, новое руководство страны, добиваясь снятия санкций, надеется при этом убедить Запад и США, что ядерная доктрина Тегерана носит исключительно мирный характер. И иранцы, судя по всему, вовсе не собираются от нее отказываться. Они уже предоставили в МАГАТЭ план строительства новых АЭС в 16 районах страны. А президент Хасан Роухани, выступая по национальному телевидению, заявил: «Одно из прав иранского народа — обогащение (урана) на своей земле, конечно, в рамках международных договоренностей, под контролем агентства МАГАТЭ и при условии сохранения мирной направленности».

Конечно, атомные электростанции — это не ядерное оружие. Однако специалистам хорошо известно, что АЭС – технологии двойного назначения. Любая страна, имея атомные станции, а также финансовые возможности, вполне в состоянии создать собственную атомную бомбу. (Например, по мнению экспертов, Япония и Германия могут сделать это довольно быстро — в течение двух месяцев.)

Казалось бы, что Иран почти достиг своей цели – в конце прошлого года было подписано так называемое Женевское промежуточное соглашение Ирана с «шестеркой» международных посредников — США, Великобританией, Францией, Германией, Россией и Китаем. Это — совместный план действий на полгода, подтвердивший право Ирана на мирную атомную энергетику. В Соглашении записано и важное для Запада условие отмены санкций: Тегеран не намерен разрабатывать ядерное оружие, он сократит свою программу по обогащению урана и производству плутония. При этом вся предполагаемая военная компонента иранской ядерной программы должна быть переправлена для физической защиты в Россию, а список этих ядерных материалов все заинтересованные стороны должны выработать сообща. Пока процесс движется очень медленно. Однако сам факт такой договоренности – это уже прогресс.

Первым бонусом после проверки, как Тегеран выполняет Соглашение, стало частичное снятие санкций против него со стороны ЕС и США. Вашингтон разморозил $4,2 млрд иранских денежных запасов, которые вернулись на счета страны. Но на этом пока все и закончилось.

Камнем преткновения в двух последних раундах переговоров стало все еще сохраняющееся недоверие со стороны Запада к заявлениям Ирана, что он не будет продолжать разработку своей ядерной бомбы. А со стороны Тегерана — несогласие с требованием Запада сократить количество центрифуг до 10 тыс. и усиление внешнего контроля над их работой. Наоборот – Иран настаивает на увеличении разрешенных центрифуг в количестве не менее 50 тыс. единиц, причем – самых модернизированных.

Стороны не могут пока договориться и по срокам выполнения Соглашения по ограничению ядерной программы. Иран полагает, что ему достаточно 5-7 лет, а западные переговорщики настаивают на 10-20 годах. То есть чем дальше отодвигается выполнение обязательств Ирана, тем на более поздний срок переносится и снятие с него экономических санкций.

Последние перед Стамбульским раундом консультации с представителями США и ЕС прошли на днях, по словам заместителя главы МИД Ирана Аббаса Аракчи, в Цюрихе – обсуждались вопросы обогащения урана (Тегеран по условиям Запада не может обогащать его выше 5%) и сроки снятия санкций. Продолжились они и в рамках Всемирного экономического форума в Давосе – с госсекретарем США Керри. Одним из решающих вопросов для продвижения в переговорном процессе Иран – «шестерка», как утверждают источники в дипломатических кругах, остается также и количество урана, которое Тегеран может оставить у себя. Для Запада важно, чтобы оно не превышало необходимого для создания ядерной бомбы.

Однако, несмотря на интенсивные переговоры почти на всех уровнях, достичь значительного прогресса по важнейшим пунктам, можно сказать, ядерного «разоружения» Ирана, десятилетиями наращивавшего количество центрифуг и наработку урана с плутонием, пока так и не удалось. Между тем сроки поджимают – по Соглашению переговоры должны закончиться в конце июня этого года.

Видимо, устав толочь воду в ступе несговорчивых иранцев, Соединенные Штаты решили перейти к испытанным методам – запретам и запугиваниям. На днях, по сообщениям американской печати, сенаторы Роберт Менендес и Марк Кирк заявили об инициативе  разработки и принятия специального законопроекта, предусматривающего новые санкции против Ирана. Разумеется, в том случае, если переговоры с «шестеркой» о модификации ядерной программы закончатся ничем. То есть выходит, что американские сенаторы решили сработать на опережение, оказав таким образом давление на неуступчивых иранцев.

Справедливости ради надо отметить, что администрация президента Барака Обамы не одобряет такого поворота в переговорах с Тегераном, полагая, что подобные заявления априори могут поставить их позитивный исход под сомнение. Более того, президент США пообещал не только заблокировать такой законопроект, если конгресс его примет, но и обратиться к народу за помощью. Впрочем, как он собирается сделать последнее — довольно трудно понять.

Не остались в долгу и упорные парламентарии Ирана. В ответ на жесткие заявления своих коллег из конгресса США они уже начали разработку своего законопроекта — на случай нового ужесточения международных санкций. Он предполагает незамедлительное возобновление обогащения урана с использованием нового поколения центрифуг.

Как сообщил журналистам глава парламентского комитета по иностранным делам и обороне Хосейн Нагави Хосейни, «подкомитет по ядерным вопросам рассматривает технические стороны законопроекта. Наша инициатива позволит властям использовать для обогащения самые новые разработки».

В общем, похоже на то, что обе стороны — Запад и Иран, — вступая полтора года назад в игру по снижению ядерного потенциала Тегерана, два писали, а три — держали в уме. Взаимное недоверие – вот главный тормоз разблокировки напряженности в их отношениях. На словах готовясь к разрядке, миру и дружбе, на деле каждый из них держит за пазухой свой камень, чтобы в случае чего бросить первым. При таком подходе к делу прорыв на Стамбульском раунде переговоров, который должен состояться уже через несколько дней, прогнозировать довольно трудно.

 

Алла Ярошинская

468x60 ad code [Article page - Between comment and article]

Комментарии закрыты